Соединитесь с нами

Привет, что ты ищешь?

Регион

«Уходила в любви…»

Ушла из жизни редактор крупнейшего делового СМИ Дальнего Востока

28 марта 2022 года ушла из жизни Лариса Леонидовна ЖИРОНКИНА, выпускница ДВГУ, журналист, бессменный редактор журнала деловых кругов «Дальневосточный капитал». Прощание состоится в четверг, 31 марта, в 11.30 в поминальном зале по адресу: г. Владивосток, ул. Русская, 61в (морг СМЭ).

Это не некролог, это слова в честь дорогого и близкого человека, профессионала своего дела, известного далеко за пределами Дальнего Востока.

Лариса Леонидовна Жиронкина, главный редактор журнала «Дальневосточный капитал»

Елена БАРКОВА, председатель правления Владивостокской общественной организации «Медиапозиция», экс-директор Издательской компании «Золотой Рог»:

— 33 года мы шли с Ларисой бок о бок. У меня была опора в деле,  в сплочении людей и в жизни. Ее энергия стала мотором команды «Золотого Рога». Потому лучшего руководителя нового проекта — делового журнала «Дальневосточный капитал» нам было не найти. Ни в издательской компании, ни на медиарынке Дальнего Востока. И на 21 год Лариса Леонидовна стала главным редактором журнала для бизнеса региона, нашим лицом и репутацией.

…Помню первую встречу. Я была редактором отдела агропрома краевой партийной газеты. Она – редактором студии Приморского радио. Нас вызвали на ковер. Краевое совещание руководителей и сельхозактива Приморья обвинило нас, мол, порочим аграрную политику партии. К тому времени я уже набила шишек, молчала, а Лариса полезла на трибуну. Не повиниться. Ринулась в атаку… Ее напор, искренняя боль за происходящее в селах и вера в правое дело спасли нас от строгача, считай, увольнения.

В начале 90-х мы встретились на гребне перемен. Я – редактор новой газеты «Золотой Рог», она – в фонде краевого имущества. Призналась: надоела говорильня в открытом эфире, да и семью надо кормить. Шла приватизация.  Ломалась страна. И мы с «Золотым Рогом» оказались в самой гуще НЭПа. Тогда я сделала ей первое предложение. И ждала еще три года, верила: журналистика свое возьмет. Не зря.

Она стала локомотивом компании «Золотой Рог». Замечательный собеседник для откровений топ-менеджеров компаний и первых лиц регионов.  Только ей соглашались дать интервью губернаторы и министры, президенты банков и руководители российских холдингов. Энергия била ключом. Работоспособность поражала. Ее знали в Приамурье, Магадане, Хабаровске, на Сахалине и Чукотке, ее обожали в Якутске, на Камчатке и в Приморье. И после каждой командировки в каждом регионе у нее оставались верные друзья… И вот она замолчала.

Лариса Леонидовна ЖИРОНКИНА ушла. Оставила нас без надежного плеча, своей энергии и умения радоваться жизни. Как талантливый человек, она была полна идей и желаний, которые уже не исполнятся. Сегодня нам очень больно. Завтра, наверное, боль притупится. И мы будем согревать свои сердца светлыми воспоминаниями о ней. Она оставила в нас свой след навсегда…

Ольга Мальцева, выпускница отделения журналистики ДВГУ 1978 года:

— Лорик! Иного обращения не было с 17 лет, как поселились в 135-й комнате в общаге на Океанском проспектре, 39. Лорик, так и обращаюсь к тебе, провожая в иные пределы. Подруга, сестра, часть души моей. Вернее не ведаю. За все годы так и не удосужились поссориться. Сколько солнечных дней, походов, заплывов, смеха, семейных радостей, жизненных драм и тягот – все вместе. В любые три часа ночи – не фигура речи, на помощь – вертикальный взлёт – и с космической скоростью. В нашей книге – спустя 35 лет после выпуска журналистики ДВГУ «Из века в век в одном ковчеге. Курсовая работа» Лорик, рассказывая про всех, кто был рядом, писала: «Я так долго бреду, чтобы закончить свои краткие воспоминания на очень важной для меня персоне. Оля Самсонова, с которой мы вместе прошли бурные студенческие практики, делили» женихов (это всегда у нас получалось с выдумкой) и много лет просто жили вместе – в студенческой общаге, через стенку в семейной, в разных комнатах моей квартиры (кандидатскую писали). Мы знаем с ней друг о друге то, чего никто не знает и даже догадываться не может.

Каждый вечер я разговариваю по телефону с детьми (если не успела заскочить к ним на ужин), и чуть реже подолгу говорим с Олечкой. Порой работаем психотерапевтами (дешево и сердито), моем косточки знакомым, обсуждаем, как будем воздействовать на наших взрослых детей (она – на моих, а я на ее – они все равно нуждаются в воспитании, а родительский авторите не всегда принимается), изредка наливаем коньячка и чокаемся в трубку… Мы договорились в беде друг друга не оставлять, как это делали всю нашу сознательную жизнь. Чем дальше, тем больше нужны будут поддержка и опора. Я так надеюсь, что ВСЕ мы будем рядом и сколько будем жить, столько и будем общаться, поддерживая друг друга морально, материально, физически. Я готова».

Лорик уходила в любви. Мы держали ее своей любовью, сколько могли. Не удержали… Лорик!

Ирина Лукьянчук, подруги, выпускники отделения журналистики ДВГУ 1978 года:

— Не верится… Нет слов… Печальное известие потрясло нас всех. Неужели мы больше никогда не увидим вот эту фирменную улыбку Лорика, которая так отражает ее характер, темперамент, жизненный настрой. Красивая, сильная, надежная, неравнодушная, добросердечная, открытая… Наша замечательная, любимая подруга всегда оказывалась рядом, даже когда еще не успел позвать на помощь. Она очень любила жизнь, в которой ярких событий не счесть. Она очень любила своих родных, о которых до последнего проявляла свою заботу, друзей, горы, море, песни под гитару, свою профессию. Последний свой творческий проект она завершила накануне своего ухода.

Сегодна наша Лора ушла в свой самый последний поход. На самую высокую гору. Но и ТАМ она будет не одна. Надеемся, НАШИ ее встретят тоже с любовью. А у нас теперь только в памяти. Навсегда.


Михаил Карпач, корреспондент газеты «Приамурские ведомости», Хабаровск:     

Уход Ларисы Жиронкиной — невосполнимая утрата для всех, кто  ее знал. Коллег, выпускавших под ее редакторством журнал «Дальневосточный капитал», сокурсников отделения журналистики ДВГУ 1978 года выпуска, к коим отношу себя, конечно же, родных.

Как представляется мне, «Дальневосточный капитал», издаваемый компанией «Золотой Рог», был ее голгофой и триумфом. Если кто-нибудь из приморских прозаиков возьмется за житье-бытье «Дальневосточного капитала», это будет полотно уровня «Вечерних новостей» Артура Хейли.

Вспоминается приезд в Хабаровск главного редактора журнала «Эксперт» Валерия Фадеева, его выступление в Доме прессы, посвященное созданию приложений. В том числе в Новосибирске, где прошли успешные переговоры, после которых Фадеев направился во Владивосток, остановившись в Хабаровске для посещения полпредства и Минвостокразвития.

Я не преминул высказать ему сугубо личное мнение: ниша, на которую «Эксперт»  претендует, занята «Дальневосточным капиталом». Фадеев, как мне показалось, опешил. «А вы вообще читаете «Эксперт», вы представляете тот уровень, на котором мы работаем и который мы принесем в регионы?» — примерно таким был ответ.

Фадеев побывал во Владивостоке, как я понимаю, познакомился с «Дальневосточным капиталом» — и скорректировал планы. Иначе говоря, «Эксперт-Сибирь», «Эксперт-Урал», другие приложения вышли в свет, но «Эксперт-Дальний Восток» не появился. Команда  Ларисы Жиронкиной выпускала продукт, от конкуренции с которым воздержался  ведущий в стране деловой журнал!.. Признаюсь, по просьбе Ларисы я готовил материалы для «Дальневосточного капитала», но когда читал  их в свежем номере журнала, ощущал себя подмастерьем.

…Август 2013 года, очередная встреча курса, мы гуляем по набережной Владивостока, вместе с Ларисой дочь и внук. Сколько они были на наших глазах? Наверное, с полчаса. О чем-то разговаривали… Но мне этого было достаточно, чтобы понять, как дочь ценит мать, как внук боготворит бабулю. Это ли не счастье?..

В августе прошлого года накануне Дня шахтера я позвонил Ларисе после пресс-конференции в Хабаровске генерального директора «Ургалугля» Евгения Романова, который в той же должности руководит «Приморскуглем» и Лучегорским разрезом. Попросил кое-что уточнить о приморских активах Сибирской угольной энергетической компании. «Ты маску-то носишь?..» — неожиданно спросила она, и после выволочки за игнорирование противоэпидемических мер  рассказала, как оказалась с ковидом на больничной койке.

«Если в автобусе  рядом с тобой закашляли, сразу выходи из этого автобуса!..» — сказала она мне убежденно, как это звучало в общении с ней почти всегда. Ковида я не избежал, но он меня пощадил. Ларису — не пощадил…

Ольга Храпченкова (Боярчукова), выпускница физфака ДВГУ:

«Всем нашим встречам разлуки, увы, суждены,
Тих и печален ручей у янтарной сосны,
Пеплом несмелым подёрнулись угли костра,
Вот и окончилось всё — расставаться пора» (Юрий Визбор).

— Лариса, Лорик! Дорогой наш Человек, эти слова мы пели у костра на наших сборах Туристов ДВГУ в июне и октябре — в честь твоего дня рождения и дня рождения Лешки. Никогда не думала, что эти слова 28 марта наполнятся особым смыслом Расставания с тобой.

Деловая, интеллигентнейшая, журналист известных деловых изданий Дальнего Востока Лариса Жиронкина всегда оставалась яркой и неповторимой. Из командировок привозила не только статьи , но и увлекательные рассказы и впечатления о Ленских столбах, о Байкале, о далеком озере Джека Лондона на Колыме… Влюбляла нас в новые журналистские и человеческие открытия. По-особому влюбила нас в Алтай.

Мы были с тобой одной семьей — вместе с твоими детьми и внуками… Это особая Человечность, — говорили мы тебе при жизни слова признания. И ты все ценила при жизни. С юности не только ночевки в палатках, посиделки у костра, лыжные походы объединяли нас… Особая радость встреч была даже когда деловые вопросы решали, или когда открывали пляжный сезон ранними апрельскими заплывами в наших бухточках. Любила песни под гитару, хорошо вместе пели нашей дружной компанией «с друганами», как иногда она говорила. А однажды, в  зимней избушке на Биостанции в перерывах между гитарными дуэтами Виталия и Миши, мы с Лориком запели тягучие русские песни. Просто захотелось. «Расцвела под окошком белоснежная вишня, из-за тучки далекой показалась Луна, Все подружки по парам в тишине разбрелися, только я в этот вечер засиделась одна…» Пели вдвоем, ладно получалось. Удивились тогда широте русской души Лорика. Ведь непросто быть журналистом, организатором многого, прекрасным водителем любимого авто, но всегда оставалась Лариса нашим Лориком.

«Олечка-Федечка», так Лариса дружески обращалась к нам с мужем и ко всем друзьям. Вспоминаю чашку Кофе за ее милым столом, забегала по дороге в бассейн на Русской… И многое-многое другое. Вспоминаю Нашего Лорика, Любимую Ларису, готовую всегда обогреть, Светить всегда и  помочь близким и нам без Тайм-аута по жизни.

Эти слова и при жизни говорили мы Ларисе на встречах, посиделках дружеских. В особой Любви к Лорику предстоит наше Прощание.

Не верится, что в жизни «Всем нашим встречам разлуки, увы, суждены…»

Марина Кравченко, журналист:

— На днях настойчиво вспоминалась Лариса. Она промолчала о болезни, хотя был повод сказать, и даже не раз. Зато в телефонном общении продолжала искренне радоваться за других, когда было чему, и могла поддержать. Поэтому вспоминалась она почему-то в связи с одним предновогодним проектом в «Дальневосточном капитале», когда решила сделать опрос «Что такое счастье?», а меня попросила написать стихи на эту тему. Так я оказалась на страницах её детища не только с экономическими обзорами, но ещё и с лирикой.

Вот это и вспоминалось в минувшие дни…
Уход стал неожиданным. Лариса, Ларисочка Леонидовна…
Она умела работать,  дружить, любить жизнь и людей. И всё это делала, не откладывая на потом.

Одно наше рандеву состоялось в хабаровском кафе — выбрали место в небольшом зале, и она, входя, одним словом ненавязчиво поздоровалась с другими посетителями. Для людей это было удивительно и приятно. Культура. Не каждому дано.
С неизменным уважением к людям.
Всегда профи, ответственная — сроднённая с любимым делом.
Всегда молодая, улыбчивая, красивая.
Такой и останется в памяти.
Только стихи сегодня — другие…

* * *
Куда уходят лучшие друзья?
Возможно, что они идут в разведку
И ставят для пересечений метки,
А мы — флажки: куда идти нельзя.
…А мы не верим в чудо и  любовь,
Которую они дарить умели,
Беря из ниоткуда силы вновь.
Мы на их фоне тщетны, в самом деле.
С избытком человеческого в них.
Как проявить тепло умеют точно,
Так мудро в уравнениях простых
Найдя слова для трудных многоточий…
Куда
Уходят
Лучшие
Друзья?
О болях скромно промолчав порою…
Ведь, кажется, именно так — нельзя.
Вот так бросать всех навсегда
Не стоит…

2022.03.28.

* * *
Отгоревали сосны на закате,
Забор на даче,
А под ним малина.
Кому-то показалось — жизни хватит,
А мы заплачем, что она не длинная.
Звенит, тоскуя, накрываясь эхом,
Пустая, позабытая квартира,
Которая жила весёлым смехом,
Наполнившись гостями — как полмира.
Мелованные строгие страницы
В журналах конспектировали годы:
Там строки запевали, словно птицы,
По-деловому уложившись в ноты.
…Лыжня истаяла в лесу внезапно:
Весна бежит, от солнца задыхаясь.
Возможно, жизнь — всего один этап,
Ушедшие об этом больше знают.
А наше дело — жить да поживать,
И мудрость наживать в своих потерях,
Чтоб счастью и мгновенью цену знать.
Бежать. Любить. Дерзать. Мечтать. И верить.


2022.03.28.


Наталья Самкова, однокурсница, главный редактор газеты «Находкинский рабочий»

— Очень и очень жаль! В памяти очень добрый и отзывчивый человек, жизнерадостная улыбчивая Лорик. Светлая память…

Ольга Плакутина, однокурсница:

— Лорик всегда смело шла вперед, достигала намеченное, и замечательно пела. Для меня все бардовские песни 70-х звучат её голосом. Лорик всегла была очень сильная. Столько было совместных событий даже у меня — в отдалении — Лорик так любила приезжать в Якутию. И  раньше казалось, что это обычное дело, а сейчас вспоминаю  и каждая встреча такая драгоценная. Так тяжело, не могу поверить.

Марина Тарасова, однокурсница:

— Не верится… нет слов… Что тут можно сказать? Таинство свершилось. Лора наша ушла. На самую свою высокую гору. В самый свой последний поход. В измерение вечности. Такая сильная, надёжная. Такая неравнодушная, отзывчивая. Такая открытая, честная. Очень близкая: Друг. Теперь только в памяти. Навсегда.

Любовь Петренко/Панченко, однокурсница, главный редактор газеты «Знамя труда», Сахалин:    

– Мобильный интернет завис. Вай-фай исчез. Я только увидела начало сообщения в телеграм от Лорика Тимохиной/Луганской: «Печальное известие…» и значок фото. Лихорадочные бестолковые манипуляции с телефоном, ужасная тревога… И – удар в самое сердце – Лариса Жиронкина. Та, которая ну никак, ну никак не могла.  Жизнелюбивая, сильная, журналист от кончика ногтей.

Я писала про нее в нашей книге курса: «Лариса Швырева (Жиронкина).Энергичная, уверенная в себе, искренняя, принципиальная – образ настоящей журналистки. Ей так идет быть деловой женщиной! Когда я вместе с Мариной Багинской прилетела во Владивосток в 2003 году, то с трапа самолета сразу увидела и узнала Лариску. Ну – не изменилась. Хотя нет, приобрела черты бизнесвумен. Руководит редакцией журнала как дирижер оркестром – без фальшивой нотки, уверенно водит машину, время у нее рассчитано по минутам, все получается на пять. Нет, в той далекой юности такое будущее как-то не угадывалось. Молодец, Ларисочка!»

И на другой курсовой встрече – в 2013-м, она – всё та же! Подтянутая, стильно-деловая, наполненная какой-то бьющей через край энергией человека, который нашёл себя, живет в согласии с собой, полон планов и действий. И в то же время очень простая, близкая, родная.

Потом летучая нечастая переписка в вотсапе. Звонок как-то из Южно-Сахалинска: «Люба, приезжай, я в командировке, мы тут с Сашкой Тарасовым встретились, тебя не хватает». И я даже было собралась, но времени оказалось слишком мало. Пока с севера Сахалина на поезде доберусь, Ларе уже уезжать. Однако поболтали, со смешками, с вырыванием телефона Саши у Ларисы и наоборот.

На Фейсбуке она появлялась редко. Но друзья периодически размещали в её ленте фотографии с участием Лары на разных мероприятиях. И по-прежнему восхищение: всё та же наша самая успешная журналистка курса! В гуще событий, на пике жизни!

Сегодня просмотрела свою ленту ФБ. Как последний привет от сокурсницы-коллеги – в 2020-м и 2021-м годах – одна из первых поздравила меня с днём рождения, найдя самые точные нужные пожелания.

Лариса! Очень больно. Безумно жаль.

Ольга Журман, журналист, «Российская газета»:

— Есть единицы коллег, кого я знаю с 1985-го, года окончания университета и начала работы, но только с одним из них я дружу все эти 37 лет – Лариса. Буду дружить с ней и дальше…

Дотошная во всем: в интервью с селянами в эпоху кураторства темы сельского хозяйства в «Эфире 105» на местном радио; в работе в комитете по управлению имуществом в период разгосударствления экономики в 90-е; в интересе к банковскому делу, которое – частное – тогда только зарождалось и, наконец, возврате к журналистике, истинному призванию, – везде она оказывалась первоклассным специалистом, часто на голову выше разного начальства в понимании происходящих на Дальнем Востоке экономических процессов.

Лариса Жиронкина много лет редактировала созданный в ИК «Золотой Рог» журнал «Дальневосточный капитал». Сейчас он – истинная история становления разных отраслей хозяйства Тихоокеанской России в начале XXI века. Коллеги порой обижались на жесткую редактуру их текстов, но в итоге каждый номер журнала получался высококлассным, который не стыдно было показать на любых экономических сборищах, включая Санкт-Петербургский экономический форум и ВЭФ. На последнем журнал, что называется, рвали из рук, сама видела.

Благодаря ей главы компаний и чиновники выглядели на газетных страницах умнее, чем они есть на самом деле. Не для одного дальневосточного губернатора она написала тесты выступлений на правительственных совещаниях и даже на Госсовете. И президент не подозревал, чьими мыслями с ним делятся…

…И вот угробила Ларису система организации отечественного здравоохранения. Она прошла все круги безразличия этой системы как обыкновенный, нормальный, без блата пациент. Система год(!) не могла поставить ей диагноз, условно говоря, рекомендуя «попить витаминчики». Медики экономят КТ, МРТ, СКТ что ли? Она две недели ждала ПЭТ-диагностику: что-то там электроны-позитроны вовремя не подвезли… Потом три(!) месяца – результат другого анализа из Москвы, а время уходило. Уже с известным диагнозом 3,5 часа просидела под дверью терапевта ради бесплатного рецепта на лекарства и так и не получила: ну не отражалась никак ее фамилия в реестре на имеющих право на такие лекарства!

Теперь я знаю, что суперновую поликлинику №9 строили дураки, а принимали в эксплуатацию идиоты. Предлагаемые на входе инвалидные коляски по поликлинике провезти невозможно: через каждые несколько метров – пороги высотой 5-6 сантиметров. Вывезти из лифта в холл – порог, проехать в отделение – в дверях порог, завезти в кабинет к врачу – два порога!
Теперь я знаю, что наши медики с наукой деонтологией не знакомы. Совсем!

Хочу посадить министра здравоохранения Худченко под дверь того врача, которая даже запрещает пациенту говорить и общается с ними как ефрейтор на плацу с новобранцами. Очень хорошо было слышно под дверью, как в ответ на жалобы Ларисе было заявлено: «Я это читаю!» (в анализах имелось в виду). Лариса и заткнулась: как можно беспокоить врача жалобами на здоровье!? Хорошо этот врач еще shut up не сказала.

А тот беспардонный вопрос в регистратуре медцентра на острове Русском о семейном положении, обескураживающий каждого, вынужденного публично перед всей очередью на него отвечать! А что? – женатых, холостых, вдовствующих лечат по-разному?

И еще я теперь знаю размер мзды – мздёнки! – которую надо нынче дать врачу, чтобы только начать лечение.

И да, мы попытались позвонить в наш местный белый дом с просьбой о помощи, поздно, правда… И что? А молчание было нам ответом.
Что вы там говорите? «Маршрутизация пациента», «социально направленный бюджет»?.. Ну-ну.

Игорь КОЦ, главный редактор журнала «Родина», однокурсник:

— 11 марта Лариска позвонила. Сбивчиво стала говорить о том, что надо срочно отвезти документы для дочки в какой-то московский институт. Дочка забыла поставить подпись. Подпись надо сделать за нее. 

— Лорик! — сурово сказал я и включил на громкую связь; Тая сидела рядом. — Еще раз медленно и подробно!

Ничегошеньки мы не знали, конечно.

Она повторила. Сказала, что сейчас пришлет документы на почту. Голос бодрый, как всегда. Тая стала искать в интернете службу курьеров, которые возят бумаги по Москве.

Через пять минут от Лариски на вацап пришло сообщение:

— Игорь, отбой. Сказали в течение часа. Не успеем (антисмайлик со слезой). Будет два месяца без зарплаты из-за этой подписи, ворона, короче.

— Сейчас пост, пусть поголодает, — конечно, пошутил я.

— И так.

Последние написанные ею слова. Последний раз в нашей квартире, куда она любила приезжать, прозвучал ее голос.

Лорик, прости, что не сказали тебе какие-то важные и главные слова.

Прощание с Ларисой Леонидовной Жиронкиной состоится в четверг, 31 марта, в 11.30 в поминальном зале по адресу: г. Владивосток, ул. Русская, 61в (морг СМЭ).

Деловой журнал ДФО «Дальневосточный капитал»

Другие новости

Деловой журнал Дальневосточного федерального округа «Дальневосточный капитал»

Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций, свидетельство ПИ № 77–1323 от 10 декабря 1999 г. Издается с 31 мая 2000 г.

Редакция журнала «Дальневосточный капитал»

ТЕЛЕФОНЫ: 8(914)707-91-60, 8(914)791-34-64, 8(423)270-57-10

Е–mail: [email protected]

Перепечатка материалов из «ДВК» возможна только по согласованию с редакцией. Редакция не несет ответственности за достоверность информации информагентств. Соответствующие виды рекламируемых товаров и услуг подлежат обязательной сертификации и лицензированию. Материалы с указанием адресов компаний размещены на правах рекламы.

Данный сайт содержит информационную продукцию категории 16+.