Соединитесь с нами

Привет, что ты ищешь?

ДВ Капитал

Соя на Дальнем Востоке: между экспортом и здравым смыслом

О том, как уничтожали сельское хозяйство в Приморском крае и что сейчас происходит в отрасли региона?

Уссурийский масложиркомбинат «Приморская соя», старейшее предприятие не только в Приморском крае, но и на Дальнем Востоке, в конце 2019 года впервые за многие годы работы остановило выпуск продукции на довольно длительный период. Предприятие простаивало больше года. Но в этом году было объявлено о возобновлении производства.

Это событие вполне могло бы пройти в потоке новостных лент малозаметной новостью, если бы не одно обстоятельство: эта история, случившаяся с масложиркомбинатом в последние пару лет, — квинтэссенция того, что происходит в сельском хозяйстве региона, в ней отразилась вся суть новой линии развития отрасли края, той самой линии, которая вписана в новую стратегию развития Дальнего Востока, и которую сам регион, по странному стечению обстоятельств, не выбирал. Да и вряд ли выбрал бы, если бы выбор был предоставлен.

Центр отрасли

На Дальнем Востоке свою специфику в силу географического фактора имеет буквально каждая отрасль. Но есть среди них такие, которые не просто содержат какие-то отдельные признаки отличия, а в целом кардинально отличаются от того, что есть в других регионах страны. К таким отраслям можно по праву отнести сельское хозяйство.

Стоит отметить еще один важный фактор. Регионы Дальнего Востока при всех их отличиях друг от друга имеют ключевой общий признак: они находятся далеко от любых центров производства продуктов питания в стране, у них сложная и дорогостоящая логистика и они в силу этого нуждаются в сельском хозяйстве, которое будет кормить их свежими продуктами.

Только через развитие местного сельского хозяйства с ориентацией на местных потребителей можно существенно повысить качество питания и, соответственно, качество жизни в этих не самых комфортных регионах страны.

Дальний Восток, как известно, регион вовсе не хлебный. В этом смысле под привычное понятие «житницы», принятое для сибирских (и не только) регионов, он никак не подпадает. Его кардинальное отличие заключается в том, что его южные территории (Приморский край, Амурская область, Еврейская АО) вместе с китайской провинцией Хэйлунцзян и Корейским полуостровом издавна считаются исторической родиной произрастания и возделывания сои. А вовсе не пшеницы, как в остальной России. Дальний Восток в России и Хейлунцзян в Китае — по сей день основные регионы-производители этой продукции в своих странах. А азиатские страны на протяжении веков остаются и основными потребителями этих бобов.

Собственно, этим обстоятельством и обусловлена специфика дальневосточного сельскохозяйственного рынка с его региональной трансграничной торговлей.

Соя — основная культура, обеспечивающая финансовую устойчивость хозяйств, доходы, получаемые от реализации этого продукта, в первую очередь, служат основой для развития производства, модернизации, позволяют строить долгосрочные планы и реализовывать проекты. В этом смысле можно с уверенностью сказать, что все сельское хозяйство юга Дальнего Востока строится вокруг именно этой культуры.

Соответственно и переработка сои в этих обстоятельствах становится одним их ключевых направлений, как внутри сельского хозяйства, так и в пищевой отрасли, создающая, с одной стороны, рынок сбыта этих бобов, с другой — продукцию с высокой добавленной стоимостью.

Без соеперерабатывающих производств никакого развития сельского хозяйства на Дальнем Востоке быть не может в принципе. Даже если весь урожай сои отправлять исключительно на экспорт без переработки здесь, региональный агропром не поднимется выше уровня производства сырья, а экспорт не выйдет за рамки своей сырьевой направленности.

Неслучайно наиболее крупные реализованные в разные годы проекты в растениеводстве на Дальнем Востоке так или иначе имеют отношение к производству соесодержащих продуктов. Например, крупнейшее предприятие в Амурской области МЭЗ «Амурский» выпускает более 25 тыс. тонн различной продукции, среди которой: соевое рафинированное масло, комбикорма, соевый изолят, клетчатка и прочее. Старейшее дальневосточное предприятие Уссурийский масложиркомбинат «Приморская соя» уже объявил о выпуске первой после простоя партии соевого масла и шрота. В разные годы предприятие выпускало рафинированное соевое масло, мыло, соевую муку, растительное масло, майонез, маргарин. В Хабаровском крае крупный завод ЗАО «Соя» производит соевое масло и корма на основе сои. Предприятие имеет отделение в Еврейской АО.

Хорошо известный дальневосточникам набор от «Приморской сои». Фото Primgazeta.ru

Противоположные тенденции

Эта тенденция развития и расширения перерабатывающих производств всегда шла бок о бок с другой — увеличением посевных площадей, отданных под сою. Причем это развитие не всегда имело здоровый оттенок, поскольку часто нарушало ключевой принцип в растениеводстве, позволяющий поддерживать естественным образом экологию и неперегруженное химией состояние пашни — севооборот. И если традиционно Приморский край и Хабаровский край (имеющий относительно небольшое количество соевых гектаров в структуре посевов) хоть как-то старались придерживаться этого принципа, то Амурская область и Еврейская АО работали всегда на истощение земли, засевая ежегодно соей одни и те же поля.

Если во времена губернатора ДАРЬКИНА (бизнесмены его ближайшего круга, имевшие личный бизнес-интерес в сельском хозяйстве и, кстати, несмотря на негативные факты в землепользовании, связанные с теневыми потоками арендных денег, все же немало сделавшие для развития отрасли и насыщения рынка местными продуктами питания), соя в структуре посевов в Приморском крае не превышала 50%, то в Амурской области и в Еврейской АО соевые площади в структуре доходили до 80% и даже больше, не оставляя места для севооборота.

В итоге сама структура площадей в Приморье долгие годы позволяла вести эффективное производство при более низких экологических рисках. Даже в сложных условиях, когда возникавшие периодически в крае природные катаклизмы несли потери фермерам и, соответственно, убытки, средняя урожайность в наиболее эффективных хозяйствах (например, КФХ Толочка) держалась на уровне 23 — 25 центнеров с гектара, что не уступает по этому показателю ведущим странам-производителям сои в мире. А в более благоприятные периоды на отдельных участках, которые обходила стихия, удавалось собирать даже по 32-33 центнера с гектара. Позже именно эта земля среди прочей отошла компании «Русагро». В Хабаровском крае в те же годы положение дел с севооборотом было аналогичным приморскому.

В последние годы ситуация менялась. Ключевые регионы-производители сои на Дальнем Востоке показали противоположные тенденции. В Амурской области в этом году планируют в общем засеять до 1,2 млн гектаров, 882 тыс. из которых пойдут под сою. Это несколько ниже, чем пару лет назад, когда соей было засеяно 980 тыс. гектаров (2019 г.). В амурском минсельхозе связали это снижение с необходимостью возвращения к сево-обороту. Это значит, что область предпринимает попытки, как минимум, смягчить проблему.

В то же время, в Приморье в последние годы набирал силу иной вектор развития — сегодня доля сои в структуре посевов в крае уже превышает 65%. И эта тенденция, показав устойчивость, очевидно, продолжится в будущем. По планам на 2021 год площади под сою будут доведены до 340 тысяч гектаров при общей площади посевов более 500 тысяч гектаров.

Для сравнения: в 2015 году в регионе было около 54% общего количества гектаров отведено под сою. Приморский край теперь явно движется в сторону сужения возможности на полях для севооборота, то есть обострения этой далеко не безобидной экологической проблемы.

Перекличка эпох

Ответить на вопрос, как развивается сельское хозяйство Приморья сегодня, невозможно без оценки того, что было до начала новой стратегии развития на Дальнем Востоке, обозначенного 2015 годом. Рубежом, разделяющим это развитие на две эпохи, стало появление в сельском хозяйстве края крупной федеральной компании «Русагро», получившей поддержку на федеральном уровне.

Что изменилось в сельском хозяйстве с тех пор, и что можно считать главным содержанием каждой из этих двух эпох?

В самом упрощенном виде ответ на этот вопрос заключается в следующем: до прихода сюда «Русагро» (назовем этот период для удобства эпохой губернатора Дарькина, так как даже после его ухода с поста в 2012 году бизнесмены его ближайшего круга сохраняли свои позиции в отрасли) сельское хозяйство было ориентировано на решение проблем с обеспечением продуктами питания местного производства живущих в крае людей, то есть открывавшиеся предприятия работали, прежде всего, на местный рынок.

С началом нового периода, с приходом компании «Русагро» в регион, на практике сельское хозяйство края постепенно стало менять ориентацию. Местный потребитель перестал быть в фокусе внимания. На первый план вышла задача получения валютной выручки.

Стоит отметить, что эти перемены шли на фоне созданного в 2018 году федерального проекта «Экспорт продукции АПК», рассчитанного на период до 2024 года. Если предыдущие государственные программы развития сельского хозяйства были нацелены на решение вопросов продовольственной безопасности и, соответственно, снижения зависимости страны от импорта продовольствия, то этим новым проектом фактически была обозначена новая задача — вывоз продовольствия и сельскохозяйственного сырья на зарубежные рынки.

В итоге Приморский край, не решив задач продовольственной обеспеченности региона (хотя бы на приемлемом уровне), включился в решение этой федеральной задачи. По данным Приморскстата, Приморский край в 2018 году был обеспечен мясом собственного производства на 26,6%, молока — на 38,3%.

Кстати, при губернаторе Дарькине уровень обеспеченности края продуктами питания собственного производства был на более высоком уровне, чем сегодня. Если на начало апреля 2021 года, по информации в пресс-релизе Правительства края, региональное птицеводство насчитывало более двух миллионов голов птицы, то в 2011 году на приморских птицефабриках содержалось 15,4 миллионов голов. Приморье не только обеспечивало потребности в мясе птицы внутри края, но и вывозило эту продукцию в соседние регионы.

В те же годы Приморский край был центром производства зимних овощей на Дальнем Востоке. Приморскими огурцами местные тепличные хозяйства кормили население края и соседних регионов. В том же 2011 году была запущена первая производственная линия свинокомплекса «Мерси Трейд» в Спасском районе. Тогда же начал выпускать свою продукцию первый в регионе молочный комплекс «Грин Агро». Вскоре, буквально вслед за этими производствами, появилось единственное в своем роде КФХ Василия Толочка, где содержался крупный рогатый скот мясных пород. В крае работало еще несколько небольших свинокомплексов. Все эти созданные производства были ориентированы исключительно на решение вопросов обеспечения края продовольствием.

АгроДВ. Приморская земля все больше уходит под сою. Фото www.primorsky.ru

Невосполнимые потери

В таком виде сельскохозяйственная отрасль просуществовала до 2015 года, когда в регион пришла компания «Русагро». Начался новый этап развития сельского хозяйства в регионе. С первых его месяцев в крае началась ломка сложившейся отрасли. В центре этих процессов шел передел земельной собственности в пользу «Русагро». Компания в короткий период времени стала владельцем 80 тыс. гектаров земли. И приступила к вывозу в Китай, Японию урожая, прежде всего сои и кукурузы, выращенного на этих полях.

Параллельно с этими процессами по странному совпадению один за другим исчезали производства, кормившие край. В этот период исчезла птицефабрика «Михайловский бройлер» и связанная с ней производственной цепочкой Надеждинская птицефабрика. Ушло тепличное хозяйство в Суражевке (ФГУП «Дальневосточное»), исчезло поголовье в хозяйстве Василия Толочка. Исчез свинокомплекс компании «Армада», а свинокомплекс «Мерси Трейд» сменил собственника. Как следствие, на полках магазинов заметно уменьшились количество и ассортимент продуктов местных производителей.

Этот шок, который пережила отрасль края, наверное, еще предстоит осмыслить. Со временем, вероятно, появятся более точные оценки того, что произошло. Но уже сейчас, спустя пять лет с начала перемен, можно констатировать — набиравшая рост и достигшая определенных результатов сельскохозяйственная отрасль, кормившая людей, за эти годы деградировала. И ее восстановление займет не один год. Сейчас предпринимаются попытки частично восстановить птицефабрику, в прошлом году восстановили одну из пяти теплиц в Суражевке. Но до прежних объемов производства пока еще очень далеко.

Местного шрота нет

Частью этих процессов стала и история с Уссурийским масложиркомбинатом. Владельцем масложиркомбината компания «Русагро» стала в то же время, когда и оформляла в собственность землю, то есть с самого захода в регион в 2015 году и объявления о своих инвестиционных планах здесь. Ее доля собственности комбината составляет 75%.

Буквально сразу после обнародования этой покупки в крае поползли слухи о том, что производство на комбинате вскоре будет закрыто. «Уберут конкурента на местном рынке масла», — уверяли тогда конспирологи всех мастей. Впрочем, слухи эти вызывали неоднозначную реакцию — производство ведь никто не останавливал.

Но ожидания негативного сценария развития в той или иной мере все же оправдывались. В 2018 году грянул скандал — масложиркомбинат буквально обрушил цену закупа сои у фермеров. Если годом ранее фермеры продавали сою по 25-27 рублей за кг, то в 2018 году ее опустили до 17-18 рублей за кг. Это ударило, в первую очередь, по тем фермерам, у кого на тот момент были обязательства перед банками по кредитам, то есть тем, кто активно развивался, обновляя технику. А в конце следующего года (2019) было объявлено, что Уссурийский масложиркомбинат законсервируют до улучшения конъюнктуры на рынке. Предприятие остановилось.

Гендиректор Максим БАСОВ тогда в интервью агентству «EastRussia» назвал три препятствия для работы «Приморской сои»: цена на сырье, цена на готовую продукцию и неблагоприятная ситуация с болезнями животных в Приморском крае. «Еще и Китай из-за торговой войны с США поднял цену на сою, а нам фермеры по ценам, по которым мы можем работать без убытков, сою не везут. «Приморская соя» попала в ситуацию, когда выросла цена на сою и значительно упала цена на шрот. С маслом проблем нет, сегодня оно хорошо уходит в Китай, в Корею и в Россию. Но, к сожалению, при переработке сои получается очень мало масла и очень много шрота, потому что шрот — главный продукт переработки», — добавил он.

Этот ответ гендиректора «Русагро» оставляет много вопросов без ответов. Если фермеры не везут сою по тем ценам, по которым масложиркомбинат может работать без убытков, то предприятие вполне могло бы начать перерабатывать собственный урожай компании, не останавливая предприятие. Ведь земли-то у «Русагро» в Приморском крае все же немало.

Цены на все, что связано с соей, в последнее время действительно сильно изменились. Цена на сою сейчас держится на уровне 40-50 рублей за кг, а на шрот, по словам сельхозпроизводителей, выросла до небывалых 45-50 рублей за кг. Цена на масло — еще выше (до 90 рублей в опте). Приморские специалисты говорят, что животноводческие хозяйства, в том числе птицефабрики, вынуждены искать теперь шрот у алтайских производителей. Местного шрота нет.

Пошлины как спасение

Главная проблема в этом раскладе заключается в том, что такая цена на шрот убивает животноводство. Еще недавно фермеры покупали его по 30 рублей за кг. В хозяйствах уже сейчас говорят о нарастающей проблеме с кормами с непредсказуемыми последствиями. Дальнейшее развитие ситуации, очевидно, может привести либо к росту цен на продукты животноводства, либо, если это развитие пойдет по наихудшему сценарию, — к исчезновению местного животноводства как такового.

Стоит отметить, что Приморский край сталкивается с подобной ситуацией не впервые. Китай с его неизменно выгодными ценами всегда был привлекательным для продавцов. А уж скупать приморский урожай сои он был готов всегда — слишком велика потребность этой страны в бобах. Во времена губернатора Дарькина эту проблему решали просто и категорично: волевым решением были фактически перекрыты каналы вывоза сои за пределы края.

Россельхознадзор регулярно находил в различных партиях сои какие-то остатки карантинного сорняка (амброзии полыннолистной). И партию не выпускали за пределы края. О необходимости остановки масложиркомбината никто тогда даже не слышал, а животноводство, как известно, было на подъеме.

Эта практика, действовавшая довольно долго и отличавшаяся стабильностью, что делало предсказуемым завтрашний день для фермера, формирующего свою структуру посевов на собственном поле, исчезла с началом реализации новой стратегии развития Дальнего Востока.

Недавно принятое решение российского правительства о введении заградительных мер с 1 февраля на вывоз сои из страны в той или иной мере напоминает опробованную когда-то в Приморье практику при Дарькине. Это решение хоть и отличается некоторой мягкостью в сравнении с теми давними региональными преградами, но цель преследует ту же — оно вводилось для обеспечения сырьем перерабатывающих производств страны. Сегодня размер введенной пошлины составляет 30% от таможенной цены продукции, но не менее €165 за 1 т. Срок действия этой меры рассчитан до 30 июня 2021 года. В Минэкономразвития объясняли решение недопущением роста внутренних цен на соевую продукцию, которая широко используется предприятиями пищепрома.

Это решение правительства по времени совпало с решением компании «Русагро» запустить масложиркомбинат после простоя. Предприятие это, как сообщалось ранее, пытались продать, чтобы погасить долги, а потом, после неудач с продажей, искусственно обанкротить. Но натолкнулись на сопротивление приморских властей и одного из акционеров, на чью сторону встал суд. Этот акционер с долей 25% (83-летняя Раиса ЛОГИНОВА), по сведениям СМИ, связана с одним из бывших вице-губернаторов Приморья.

Теперь, по рассказам фермеров, масложиркомбинат закупает сою по 40 руб. за кг, что является вполне приемлемой ценой, учитывая, что в крае копился после введения пошлины нераспроданный урожай. Стратегически важное для края предприятие удалось спасти. Но не повторятся ли попытки избавиться от него в будущем? Риск сохраняется. Ведь привлекательность китайского рынка никуда не исчезнет. А пошлина — явление временное. Впрочем, пандемия показала, как привлекательность Китая может неожиданно разбиться о непредвиденные обстоятельства. А безопасность — выйти на первый план. Потеря перерабатывающих мощностей в ситуации перекрытия государственных границ может обернуться, по мнению местных специалистов, фатальными последствиями для всей сельскохозяйственной отрасли региона. √

Елена АБАШЕВА.

Деловой журнал ДФО «Дальневосточный капитал», июнь, 2021 г.

Канал на Яндекс. Дзен «Восток….дальний»

Другие новости

Регион

Всего в рамках свиноводческого кластера «Русагро-Приморье» будет создано более 1,5 тысячи новых рабочих мест. Группа компаний «Русагро» запустила в тестовом режиме крупнейшее на Дальнем...

Главная новость

На Восточном экономическом форуме во Владивостоке состоялась дискуссия о перспективах развития сельскохозяйственной отрасли Дальневосточного федерального округа. В обсуждении проблемы принял участие Владимир Ситнов, старший...

Регион

Страдают от погоды не только растениеводы, но и производители молока В аномальных природных условиях в Приморском крае убирают в эти дни зерновые на полях....

Регион

По сравнению с прошлым годом, цены на овощную продукцию в дальневосточной столице взлетят максимально Цены на овощи в разгар сезона бьют рекорды. Причем на...

Регион

Стоимость одного двухкилограммового страусиного яйца составляет 1200 — 1500 рублей, а цена за килограмм страусиного мяса достигает 2000 рублей «Дальневосточный гектар» в Хабаровском крае:...

Регион

Практика заключения договоров страхования агрорисков и процедура выплат сельхозпроизводителям при наступлении страховых случаев стали основной темой обсуждения на прошедшем накануне посевной совещании Министерства сельского...

Регион

Пенсионеры района довольны, а продавцы пишут обращение к губернатору Приморья Продовольственная ярмарка во Владивостоке настойчиво ищет себе новые места. Уже несколько месяцев по выходным...

Главная новость

В Приморский край импортировано 18130,2 т плодоовощной продукции из КНР. Вырос объем ввезенной плодоовощной продукции в Приморье из КНР По информации, поступившей с фитосанитарных...

Регион

Если Хабаровский край заметно продвинулся в страховании сельхозживотных, то Приморский край попал в ТОП 10 регионов по количеству застрахованных гектаров. В сельском хозяйстве Дальнего...

Регион

О том, что ситуация с ценами на овощи в Приморье может развиваться по худшему сценарию, стали говорить, когда объявили о сокращении квот на иностранную...

Деловой журнал Дальневосточного федерального округа «Дальневосточный капитал»

Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций, свидетельство ПИ № 77–1323 от 10 декабря 1999 г. Издается с 31 мая 2000 г.

Редакция журнала «Дальневосточный капитал»

ТЕЛЕФОНЫ: 8(914)707-91-60, 8(914)791-34-64, 8(423)270-57-10

Е–mail: [email protected]

Перепечатка материалов из «ДВК» возможна только по согласованию с редакцией. Редакция не несет ответственности за достоверность информации информагентств. Соответствующие виды рекламируемых товаров и услуг подлежат обязательной сертификации и лицензированию. Материалы с указанием адресов компаний размещены на правах рекламы.

Данный сайт содержит информационную продукцию категории 16+.